Факты не существуют — есть только интерпретации.
Фридрих Ницше

"Историческая реконструкция, проблемы развития"/Тарасов Д.А. (аналитическая статья)


Наука не сводится к сумме фактов, как здание не сводится к груде камней.
Жюль Анри Пуанкаре

Реконструкция в России существует уже почти 30 лет, есть много наработок, но и много проблем, которые тоже нуждаются в систематизации. Данная аналитическая статья ставит своей целью взглянуть на историческую реконструкцию средневековой Руси и ее соседей с точки зрения проблематики соответствия основных понятий, заявленных в определении исторической реконструкции, и реального положения вещей.


Историческая реконструкция: понятия и определения

Историческая реконструкция — воссоздание материальной и духовной культуры той или иной исторической эпохи и региона с использованием археологических, изобразительных и письменных источников [1].

Источники – это основа для реконструкции, обойтись без них невозможно. Если репродукции изобразительных источников можно найти, то работа с археологическими и письменными источниками производится опосредованно через научные исторические книги, на которые, как правило, и ссылаются в своих работах реконструкторы. Более того, на жаргоне реконструкторов, научные исторические книги и называются «источниками». Но научные исторические книги не отражают сами факты, а только их научную интерпретацию.

Воссоздание (моделирование) – сводится к внешнему копированию (макетированию) отдельных элементов, в основном материальной культуры, зачастую с применением современных материалов и технологий. Доля аутентичных технологий и материалов невелика. Что же касается духовной культуры и социальной сферы, то попытки реконструкций в этой области весьма сложны и спорны, поэтому носят либо формально игровой, либо фентезийный характер.


Выведем понятия:

  • Уровень аутентичности — это набор критериев аутентичности, определяющий достоверность реконструкции материального объекта или процесса на уровне: источников, материалов и технологий.
  • Допуск или субъективно усредненные «жесткие требования» — абстрактный набор субъективно усредненных требований к аутентичности комплекса костюма и аксессуаров (ККА) и/или комплекса доспехов и вооружения (КДВ), предъявляемые организаторами мероприятий и клубов исторической реконструкции. Этот набор требований различен на разных мероприятиях в различных клубах, не имеет общепринятой структуры.


Источники. Соответствие интерпретаций фактам

Письменные источники – письменность как форма коллективной памяти используется для фиксации событий, считающихся подлежащими запоминанию, сообразно ценностям культуры, видению власти или автора текста. А это, как правило, «исключительные события: единичные или в первый раз случившиеся, или же те, которые не должны были произойти, или такие, осуществление которых казалось маловероятным».[2] Письменные источники не дают полной картины, а только фрагменты, фиксации из ряда вон выходящих событий, связанных в основном с действиями высших слоев и их окружения. Письменные источники дают отрывочные сведения, о названия предметов одежды и как выглядели представители власти и народа.
Но не всегда летописцы лично участвовали в событиях, поэтому интерпретировали события более ранних летописей, либо записывали со слов очевидцев. В качестве критики источника можно взять версию преувеличений в летописях, используемую для подчеркивания величия того или иного князя, в плане количества и быстроты побед, численности войск, доспехов и вооружения, богатства одежды князя и окружения. С распространением письменности появляются сведения о жизни и внешнем облике не только высшего сословия, но и обычных людей, эти сведения более точны, так как менее подвержены идеологическим правкам.


Главным заказчиком на летописи была власть, для которой писались летописи и, позднее, правились под идеологию меняющейся власти. Б.А. Рыбаков пишет в «Мире истории» о написании и правках средневековых летописей в угоду власти. Курьез в том, что собственный труд Б.А. Рыбакова имеет ссылки на тогдашнюю доктрину власти, Марксистко-ленинскую идеологию.
Изобразительные источники. Средневековые изобразительные источники, иконы, миниатюры, рисунки, дают представление о внешнем облике. В качестве критики источника приведем, что изобразительные источники сильно канонизированы, подвержены влиянию других культур, в частности Византийской.
Для примера каноничности возьмем иконы одного сюжета «Сорок мучеников Севастийских» – три греческие и одну Новгородскую, — как изобразительный источник для реконструкции мужских портов, Рисунок 1(см. выше)
Вывод: На четырех представленных иконах одного сюжета, но разных авторов, очень похожие очертания портов и манера их завязывания. Нужен критический подход к изобразительным источникам и сравнительный анализ перед использованием источника.


Археологические источники — доступ к археологическим источникам сильно ограничен, поэтому для реконструкции используются их прорисовки, фотографии и описания в научно-исторических книгах. В качестве критики источника нужно отметить, что в археологии часто встречаются случаи, когда нет единого мнения по поводу идентификации предмета и его предназначения. Так же существует проблема разночтения у различных авторов по интерпретации находок, нехарактерных для определенного племени и ареалов расселения.
Из личного опыта создания паспорта костюма. В научно-исторических источниках было найдено описание и прорисовка на поясное кольцо, в одних оно «поясное кольцо», в других «фибула», в третьих — «украшение». Хотя это один и тот же элемент, отлитый из бронзы, с одинаковым рисунком и размерами. Встречается такое же разночтение с идентификацией поясных пряжек и замкнутых фибул.

Вывод по источникам: в вышеперечисленных группах источников существует проблема интерпретации и идеализации т.е. подгонки материала под определенные стандарты, идеологии власти, культуры, либо видение автора.
Реальность — это факты, а научная интерпретация фактов, это версии, теории и т.д. Получается два искажения фактов, первое во времена, когда создавались письменные и изобразительные источники, и второе – их научная интерпретация.
Любая реконструкция, созданная по интерпретациям несколько раз искаженных фактов, не может быть на 100% аутентичной, в принципе. Поэтому любые заявления, о «полной реконструкции» какого-либо объекта материальной культуры, а тем более комплекта, должно быть подкреплено серьезной доказательной базой, с учетом сравнительного анализа и критики источника.


Критерий аутентичности реконструкции на уровне источников

Главная проблема исторической реконструкции в попытке четкого соответствия нечеткому шаблону, т.е. интерпретированным версиям из научной литературы. Но информация в научных исторических книгах весьма специфична, фрагментарна и работа с ней требует определенного опыта [3].

Для реконструкции некоторых комплексов зачастую необходима информация о предметах, на которые источников нет вообще. Получить ее экспериментально тоже невозможно. Область применения эксперимента ограничена, т.е. невозможно доказать экспериментально наличие предмета одежды, если нет находок, письменных и изобразительных источников связанных с народом, его соседями в исследуемый период. Фрагментарность информации при создании костюма рождает «допуски» на элементы, существование которых спорно. Количество допусков напрямую зависит от знаний науки и главное, знаний реконструкторов в этой области. Использование новых исследований для реконструкторов сильно затруднено из-за неоднозначного отношения научного мира к экспериментальной археологии и реконструкции в частности, малого числа точек доступа к информации и проблем с авторским правом. А использование  ограниченного количества доступных источников или устаревшей информации, ведет к противоречию — созданию умозрительных «допусков» в областях, где есть научные работы.
Невозможно создать точную реконструкцию материального объекта по интерпретациям, не имея на руках образец, достаточное количество информации о нем и не зная технологии производства. Если чертеж можно создать по анализу и аналогиям сохранившихся частей материальных объектов, то в научных интерпретациях слишком много зазоров в описаниях технологий, которые возможно заполнить экспериментальным путем.


Услышанный однажды, разговор двух кузнецов про статьи Колчина Б.А., — один: в целом правильно, но вот тут и тут, неверно, — другой: да, неверно, но он, же историк, а не кузнец…
Встречаются случаи, когда исторический эксперимент показывает неточность научных интерпретаций, но историческая наука неоднозначно относится к результатам экспериментов, тем более историков-любителей.


Критерий аутентичности реконструкции на уровне основных  материалов и технологий их производства


В реконструкции используется много материалов, поэтому возьмем только основные:

  • Черный металл. Процесс получения металла в средние века был трудоемок. На первой стадии добывали руду, прожигали ее. Затем нажигали древесного угля. В Европе и на Руси до XIV века из руды и угля в сыродутных печах получали крицу [4]. Затем ее покупали кузнецы и на второй стадии неоднократно проковывали, чтобы выбить шлак и получить более или менее однородный по свойствам металл для изготовления орудий труда, оружия и доспехов. В настоящее время, для изготовления оружия и доспехов идет промышленный прокат. Относительно средних веков, металл дешев в производстве, его гораздо больше и главное, он более высокого качества.

  • Литье из цветных металлов и сплавов получается в два этапа 1) получение сплава. 2) получение отливки в форме. При демонстрации на фестивалях техпроцесс соблюдается на этапе отливки: аутентичные тигли, печи, меха, формы и т.д. Но когда процесс скрыт от глаз зрителей, для повышения качества форм, вместо аутентичных материалов — камня и глины, используется сталь, ювелирная резина, огнеупорный гипс с современными добавками и т.д. Вместо обмазки из глины с соломой используют современные разработки. Но главное отличие на этапе получения сплава бронзы: сейчас используют готовые бронзовые сплавы. В средние века процесс получения сплава был очень трудоемким, необходимо было очистить металлы от примесей, соблюдая пропорции, получить сплав с нужными свойствами, а это требовало большого опыта.

  • Лен. В средние века, начиная от выращивания до готового изделия на всех этапах, использовались технологи доступные тому времени. Если аутентичные технологии прядения, тканья и крашения в настоящий момент освоены, то вот заявленное в производстве беление порой вызывает вопросы. Название «Домоткань», зачастую является определением аутентичности, и редко учитывается, из чего она соткана, из самопряденных или промышленных нитей.
    Но часто для реконструкции используют промышленный лен, подходящий по фактуре и близкий по цвету к натуральным красителям.  Если не учитывать селекцию и технологии сбора льна, сама льняная ткань производится на современных станках, часто с добавлением лавсана, и окрашена с помощью современных красителей.


  • Кожа. В средние века её очищали от мездры, подвергали золке, удаляли волос, промывали, размягчали, жировали, затем дубили корой дуба, ольхи, ивы [5]. И главное, редко учитывается тот факт, что на Руси только на рубеже XIII-XIV вв. появились новые технологии восточного кожевенного дела позволявшие делать новые сорта кожи: лабаз, тузлук, шакша, мусат, сафьян, бахтарма, а главное, более толстые чепраки, идущие на подошвы и пояса. Сейчас практически в любом костюме, заявленном до рубежа XIII-XIV вв., используются чепраки, выделанные на современным промышленном оборудовании, с применением современных красителей. Это подошвы, пояса, иногда сумки и ножны и.т.д.

Если делать костюм на сословие выше среднего с соблюдением всех аутентичных технологий изготовления, из материалов, произведенных по аутентичным технологиям, с хорошей доказательной базой, то на это уйдет много времени, и десятки, а возможно и сотни тысяч рублей.
Если делать все самому, то нельзя быть мастером во всех средневековых ремеслах, необходимых для создания костюма. Лишь в нескольких смежных можно довести свое мастерство до совершенства, и потратить на это много лет, пока изучишь источники, освоишь технологии и доведешь их до аутентичного состояния.


Критерий аутентичности реконструкции на уровне технологий воссоздания

Реконструкция развивается, есть понятие уровня аутентичности, оно определяется различными оценочными критериями. Для примера оценки возьмем три: 1) типологии, 2) исторически верные материалы, 3) технологии, в том числе и производства материалов. Возможно, с развитием качества реконструкции число и состав критериев будет меняться. Возьмем определения уровня аутентичности материальных объектов, данные Хабароввм В.В. [6] (Есть подобные определения Ассоциации «Гардарика» [7]).

  • Копия — предмет, сделанный по существующей вещи в тех же размерах и в той же технологии, из таких же материалов.
    Реплика — предмет, сделанный, так же как и копия, но с учетом размеров современного владельца. Обводы предмета изменены пропорционально.
  • Новодел — предмет, сделанный по существующим в научной литературе типологиям, из исторически верных материалов, по известным во время бытования предмета технологиям.
  • Стилизация — предмет, совпадающий по контурам с существующими типологиями, из исторически верных материалов. С применением современных технологий.
  • Бутафория — предмет, изготовленный либо не из исторически верных материалов, но соответствующий существующими типологиями, либо наоборот, сделанный из исторически верных материалов, но не верный по типологии. Технология изготовления не важна.

За основу взята таблица «Уровни историчности материальных объектов (допуски)» с сайта Ассоциации «Гардарика» [8]. Для удобства самостоятельной оценки аутентичности реконструируемого комплекта материальной культуры, сведем основные оценочные критерии (типологии, материалы, технологии) в Таблицу 1 по принципу, чем больше критериев учтено, тем выше уровень аутентичности.

В таблице не учитывается размер, то, что отличает копию от реплики, критерий не подходит для оценки аутентичности ККА и КДВ. Одежда и доспехи создавались в средние века под размеры хозяина, так создаются и сейчас. Объективно, размер самого человека относительно средних веков изменился.


К примеру, применение современных технологий при исторически верных материалах превращает реконструкцию материального объекта в историческую стилизацию. Применение современных материалов: промышленного льна с лавсаном, стального проката, бронзового литья по современным технологиям, промышленной кожи, при использовании не аутентичных технологий, превращает реконструкцию материального объекта в бутафорию, по-другому, бутафория — создание предметно осязаемой атмосферы путем имитации подлинных предметов [9]. Применение так называемой «Бугуртооптимизации» КДВ, это уход от типологий, он выражается в изменении формы и состава элементов, для доспеха — усиление скрытыми либо видимыми дополнительными защитными элементами, для оружия — уменьшение количества колющих и режущих кромок, что при несоблюдении аутентичности материалов и технологий, превращает реконструкцию КДВ в Образ (фентези).


Существует проблема подтверждения аутентичности при покупке изделий у мастеров. Практически никто из них не подкрепляет свое изделие паспортом реконструкции, подтверждающим аутентичность типологий, материалов и технологий, так как подбор и обработка источников — это отдельная область, требующая не малых затрат времени и сил, соизмеримых со временем создания изделия. Зачастую устно называется только период и регион, иногда материалы, из которых было произведено изделие. Купив изделие, реконструктор может еще очень долго искать его в источниках, и есть большая вероятность что не найдет, а изделие окажется фантазией мастера.

Бытует мнение, что имея на руках реконструкцию материального объекта, без спектрометра технологии не видны, но это только на первый взгляд. Самотканый лен, шерсть, шелк, из самопряденных нитей более плотны и грубы, в них заметны изменения толщины нити. К тому же, полотна использовались, в основном, без обрезки краев. Обрезку полотна приходится делать на широких промышленных тканях, и, соответственно, нужна обметка краев, поэтому использование некоторых исторических швов ограничено из-за рыхлости края. Горизонтальный ткацкий стан относительно вертикального дает большую производительность, но при меньшей ширине полотна. Более древний, вертикальный ткацкий стан дает возможность делать более сложные переплетения относительно горизонтального ткацкого стана. Ткани, окрашенные натуральными красителями, имеют более блеклый цвет относительно промышленных образцов.
 
Это и так все знают, скажете вы! Но и кованая пластина доспеха, где на ощупь заметна незначительная разность толщины, видны удары молотка, отличается от вырезанной лазером из готового проката. Редко учитывается, что у некоторых образцов пластинчатых доспехов толщина пластин на груди больше чем на спине. А пробитые вручную отверстия отличаются асимметрией, конусностью от просверленных. Асимметрия наблюдается и у некоторых музейных образцов шлемов, что никак не учитывается в современных реконструкциях.
Применение полировки высокого уровня, весьма трудоемкой для средних веков, зачастую не оправдано, к примеру, на бытовых ножах, топорах и т.п. Применение полировки для пластин доспеха как бы скрывает следы от молотка, но все равно будут заметны небольшие неровности. Следы от фрезерования хорошо видны при взгляде на долы клинков и отверстия в гардах, а на тыльниках видны концентрические круги от токарной обработки. Трудоемкое вытягивание куполов шлемов и личин зачастую заменяется сваркой, которая видна невооруженным глазом, если заглянуть внутрь, при этом, как, ни парадоксально, все чаще встречается запрет на машинные швы на невидимых частях одежды.


Соблюдение критериев аутентичности реконструкции на уровне формата мероприятия


Фестивали исторической реконструкции — очень часто в положениях о проведении мероприятия заявляется высокий формат Living History («Живая история»), но это не более рекламного преувеличения, как для зрителей, так и для участников.
Фестивали исторической реконструкции, как правило, проводятся на средства, выделяемые из бюджета администрациями городов, областей, а также на средства спонсоров. У главных заказчиков мероприятия, соответственно, свои требования, свое понимание происходящего, для них важно: зрелищность происходящего, развитие туризма, привлечение максимально возможного количества зрителей, снижение затрат за счет самоокупаемости мероприятия, и не так важна аутентичность, что изначально на уровне экономического подхода к организации фестиваля снижает планку с «Живой истории» до «Шоу направления». [10]

Формат «Живая история» подразумевает более глубокий и научный подход к изучению и изготовлению объектов материальной культуры, комплектов одежды и вооружения. Это направление еще называют «Прикладной и экспериментальной археологией», т.е. исторический эксперимент как метод исследования некоторого явления в управляемых условиях [11] является основополагающим в данном направлении. Удачность и чистота эксперимента зависит от снижения влияния внешних факторов, в данном случае влияния современной цивилизации. Но, прежде всего, сами экспериментаторы являются носителями современной культуры, поэтому погружение в эпоху не только технически, и даже психологически не легкая задача. На фестивале всегда присутствуют зрители, фактор, слабо поддающийся контролю, что делает весьма ограниченными возможности проведения эксперимента. Если принять фестиваль как один исторический эксперимент моделирования среды некого средневекового поселения, в котором участвуют от нескольких десятков до нескольких тысяч экспериментаторов и до нескольких сот тысяч зрителей, то управляемость условий подобного эксперимента весьма затруднена, а результаты спорны из-за отсутствия устойчивой повторяемости опыта.
Для того чтобы провести удачный исторический эксперимент, необходимо глубокое изучение материала и подготовка, что связано с затратами времени и средств. Результаты во многом направлены внутрь экспериментатора, в виде знаний и переживаний. А воссозданный по аутентичным технологиям объект материальной культуры, на взгляд обывателя, ни чем не отличается от произведенного на современном оборудовании. Соответственно заказчики и спонсоры фестиваля не готовы оплачивать затраты на подготовку эксперимента и аутентичность результата — им нужна зрелищность при минимальных затратах. Поэтому опять возвращаемся к шоу, для которого не важны научные цели и знания экспериментаторов. Даже при наличии доказательной базы, серьезного исследования, основанного на свежих научных данных, и анализа результатов экспериментов, больше всего проблем возникает с соответствием субъективно усредненным «жестким требованиям» или «допускам» у материальных объектов типа новодел (или реконструкция — по типологии ассоциации «Гардарика»), которые напрямую связаны с исторической реконструкцией. Получается, не так важна научная обоснованность реконструкций объектов материальной культуры, как их соответствие неким субъективно усредненным «жестким требованиям». Более того, порой участникам ставится в укор то, что они ездят на протяжении нескольких лет в одном и том же костюме. Представьте, ученому поставили бы в укор, что он не пишет по диссертации в год. Ведь для шоу нужна частая смена декораций и не важно, что ведется исследование, костюм развивается и дополняется новыми элементами.
Любое шоу проводится для зрителей, а им и подавно не нужна наука и высокая аутентичность, они пришли отдохнуть и насладиться зрелищем. Пример из жизни, девушка реконструктор вяжет носок костяной иглой. Подходит с вопросом туристка: а почему иголка не железная? Девушка начинает объяснять, что в древности иглы были костяные. Туристка говорит: тогда понятно, но я все равно на спицах быстрей свяжу. На фестивале шоу формата востребованы ремесла, во-первых, понимаемые обывателем, во-вторых, отличающиеся зрелищностью процесса и осязаемостью результата.


Признаки шоу очень хорошо видны в турнирном направлении, пожалуй, самом зрелищном. Рассмотрим это на примере субъективно усредненных требований к аутентичности, доспеху и вооружению, которые очень дорого производить даже на современном оборудовании. Требуется в основном внешнее сходство образцов с историческими аналогами, т.е. зрелищность, а не аутентичность материалов и технологий производства.

Поэтому, с одной стороны, выставление высоких требований уровня «Живая история» к комплекту не соответствует более низкому шоу формату фестиваля. С другой стороны, шоу формат фестиваля не в состоянии, в необходимой мере, обеспечить условия для проведения исторического эксперимента и погружения в эпоху для самих реконструкторов.

 

Историческая Реконструкция


Мотивации организаторов фестивалей исторической реконструкции понятны: дайте нам деньги, а мы дадим вам качество. Вот только в понятие «качество» каждый вкладывает свое. Заказчик фестиваля подразумевает зрелищность и минимизацию затрат. Организаторы — свод субъективно усредненных «жестких требований» или «Допусков». Вот из-за этого расхождения понятий и возникает противоречие формата фестиваля и формата требований к аутентичности. В связи с этим сейчас развивается направление исторических походов.

Исторические походы — это направление ближе к уровню «Живая история» и обладает большим потенциалом для проведения исторических экспериментов, обеспечение чистоты, управляемости условий из-за ограниченного числа участников, повторяемости и возможности анализа. Нет экономического давления заказчиков шоу, нет зрителей, но есть проблема дороговизны исследований и опытов. И поэтому существует большой соблазн проводить только те эксперименты, которые кажутся зрелищными и потом «продавать» их в рамках фестивалей, чтобы хоть как-то окупить затраты на их производство.


Это направление сейчас страдает проблемой целеполагания. Обычно эксперимент проводится в рамках научного исследования и служит для проверки гипотезы, установления причинных связей между феноменами[11]. Но клубы исторической реконструкции, как правило, не ведут систематических научных исследований, не имеют научных консультантов, поэтому выбираемые цели и методы порой бессистемны и спорны. Возьмем, пожалуй, самые популярные на сегодняшний день цель и метод –  «Проверка практичности комплектов одежды и снаряжения в историческом походе».


Натуральные материалы, окрашенные натуральными красителями, более комфортны на теле. Объективно, если одежда сделана из самопряденого и домотканого материала, который более плотен и прочен относительно промышленного. А значит, одежда из таких материалов, к тому же сшитая вручную, более прочна и долговечна. К примеру, для проверки практичности комплекта одежды, состоящего из рубахи, портов и пояса необходимо минуту подумать, как и из чего он произведен, и несколько минут эксперимента, для которого достаточно сделать круговые махи руками и присесть. Если есть ошибки в размерах деталей или пошива, то одежда будет тянуть или порвется. И вовсе не обязательно идти в длительный поход!

Историческая Реконструкция

Историческая Реконструкция


Мотивации и цели

Есть два подхода к исторической реконструкции, они отличаются целями создания комплекта, и, соответственно, методами:

  • Научная реконструкция (прикладная и экспериментальная археология) – Основная цель: В рамках исследования добиться максимально возможной аутентичности элемента материальной культуры или комплекта, с учетом типологий, материалов и технологий. Системный подход к изучению материала, применение экспериментального метода для реконструкции, как отдельных объектов материальной культуры, так и комплекта в целом. Представители этого направления очень редко меняют реконструируемый народ и период. Они немногочисленны, обладают глубоким знаниями и умениями в разных сферах, это, люди науки, археологи экспериментаторы, историки-любители, мастера ремесленники и т.д. Для представителей этого направления фестивали исторической реконструкции не основная цель. На фестивале они, как правило, ведут торговлю, мастер-классы средневековых ремесел т.п
  • Реконструкция как вид досуга – Мотивации: отдых, неформальное общение. Цель – любыми способами попасть на фестиваль исторической реконструкции, чем крупнее мероприятие, тем лучше. Ничем не отличается от любой другой тусовочной субкультуры: есть определенные места для сборов, свой дресс-код, жаргон, правила поведения. Цели и методы представителей этого подхода полностью совпадают с шоу форматом фестивалей, поэтому прирост участников фестивалей осуществляется в основном за счет представителей этого подхода. Они стремятся обжить фестиваль, закрепится на нем, сдружившись с организаторами и постоянными участниками. Субъективно усредненные «жесткие требования» формируются именно под представителей этого подхода.

Они очень любят быть на виду, стараются стать законодателями моды в реконструкции, часто становятся душой компании. Характерные особенности: представители этого подхода многочисленны, любят часто менять реконструируемые народы, эпохи и костюмы, при этом не стремятся к глубокому изучению, ограничиваясь поверхностными знаниями, или используют наработки и готовые изделия представителей научной реконструкции. Среди этого направления встречаются люди, которые в состоянии купить себе несколько аутентичных комплектов одежды и доспехов, чтобы с одной стороны, соответствовать дресс-коду субкультуры, с другой, выделится на фоне остальных, порой они же выступают в роли спонсоров полюбившихся фестивалей и клубов.


ВЫВОДЫ

При многочисленных разговорах о повышении качества реконструкции:

  1. Нет стимулов к повышению уровня аутентичности, созданию качественной доказательной базы и обоснования реконструкций, но есть подмена вышеперечисленного сводом субъективно усредненных «жестких требований» мероприятий
  2. Нет стимулов, в том числе экономических, для развития аутентичных технологий, но их предостаточно для развития «дешевой реконструкции» под шоу формат мероприятий.
  3. Нет четкой системы и достаточного научного обоснования, легитимности допусков или субъективно усредненных «жестких требований» аутентичности.
  4. Завышение фестивального формата и неэффективное его использование.


Когда не может быть изначально четкого соответствия критериям аутентичности на уровне источников, материалов и технологий, они попросту выдумываются, преподносятся в виде субъективно усредненных «жестких требований» или «допусков» на мероприятия и в клубы исторической реконструкции. Тут вмешивается человеческий фактор, начинаются перегибы и произвол в насаждении бессистемных допусков и требований в областях, где научные знания носят фрагментарный характер. Или состав подобных требований слишком часто и абсурдно меняется.
Существуют попытки на уровне фестивалей, ассоциаций клубов «узаконить» некие требования к аутентичности в основном для производства льна, шерсти и пошива одежды, реже кожи. Но про технологии производства бронзового литья и, главное, металла и технологии сборки доспехов и вооружения иногда вовсе забывается, а они, в основном, современные.

Сказывается давление рыночных отношений. С одной стороны, рынок бронзового литья, производства доспехов и вооружения хорошо развит, немногим хуже развит рынок изделий из кожи. И все благодаря применению современных технологий и материалов, что позволяет делать быстро и качественно, а, главное, намного дешевле по сравнению с затратами на аутентичные технологии и материалы. С другой стороны, нет достаточного количества мастеров, умеющих работать по аутентичным технологиям, очень дорого и долго осваивать. Слабый спрос на аутентичные изделия отчасти потому, что аутентичные технологии и материалы дороги, отчасти высокая аутентичность не требуется на мероприятиях шоу формата. Субъективно усредненные «жесткие требования» на мероприятиях шоу формата есть ни что иное как стимулирование спроса на «дешевую реконструкцию». Есть «жесткие требования» и запреты, но нет четкой системы стимулов для развития качества реконструкции, аутентичных технологий и роста числа мастеров, умеющих с ними работать. Либо эти стимулы носят формальный характер и неэффективны. Пример экономических стимулов. Мастерам, привозящим аутентичный товар или дающим мастер-классы по средневековым ремеслам или тем, кто проводит на фестивале исторический эксперимент, возможно уменьшение пошлин за участие, торговлю и т.п. Реконструкторам, чей клуб ведет систематические исследования (имеет консультанта), чей комплект подкреплен научным обоснованием (паспортом), или высоко оценен в конкурсах костюма, доспеха возможно уменьшение пошлин за участие (и) или выдача приглашений (флаеров) на следующий год и т.п.

Научная обоснованность и легитимность субъективно усредненных «жестких требований» аутентичности, насаждаемая любителями самоучками, часто не обладающими ни историческим образованием, ни достаточно глубокими званиями, вызывает большие сомнения. Потому что для подобных усреднений необходимы глубокие знания и большой опыт в слишком обширной области исторической науки, археологии и средневековых технологиях.

У клубов исторической реконструкции нет стимула вести систематические глубокие исследования, вырабатывать самостоятельно цели и методы достижения высокой аутентичности, изучать технологии, искать консультанта, проводить научные эксперименты. Потому что стремление к идеалу аутентичности, связанное с научным подходом, экспериментом, анализом результатов, подменено субъективно усредненными «жесткими требованиями», а вершиной качества реконструкции считается вовсе не аутентичность комплекта, а факт участия в неком фестивале.

И возникает досадное противоречие науки и исторической реконструкции. Поэтому профессиональные историки и археологи не хотят вмешиваться во внутренние споры об основах исторической реконструкции, ограничиваются консультациями реконструкторов. А отдаление реконструкции от науки не сказывается благотворно на качестве всего движения.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная статья задумывалась не для того, чтобы поругать историческую реконструкцию, но чтобы обозначить лишь малую толику проблем и противоречий. Осознание проблемы есть первый шаг к ее решению. Анализ проблем помогает снизить затраты времени и средств на их решение. Жизнь не стоит на месте, она ставит новые задачи перед исторической реконструкцией. Поэтому необходимо искать новые формы и методы для развития движения, это связанно не только с романтикой творчества и новыми знаниями, но и с решением постоянно возникающих научных, технических и экономических проблем.

ЛИТЕРАТУРА

1. Историческая реконструкция — http://ru.wikipedia.org/wiki/Историческая_реконструкция
2. Лотман Ю.М. Несколько мыслей о типологии культур http://www.countries.ru/library/texts/lotman.htm
3. Прогулова Ю. — Метод эксперимента в историческом исследовании. http://bronislavka.livejournal.com/19132.html
4. Сыродутная печь — http://ru.wikipedia.org/wiki/Сыродутная_печь
5. Древняя Русь. Быт и культура. Автор: Колчин Б.А., Макарова Т.И. ( ред.) Издательство: Нау-ка Год: 1997
6. Хабаров В.В. Реконструкторам о реконструкции // Реконструкция исторического костюма: Сб. м-лов Fashion-блока XV Международного фестиваля «Зиланткон». Казань, 2006. С. 8.
7. Уровни историчности материальных объектов (термины). 8. Ассоциации «Гардарика» Уровни историчности материальных объектов (допуски). 9. Галкина Т.В., Петунина О.О.  — Краткий словарь музейных терминов. Томск. 2004 г.
10. http://www.8eme.eu/rus/art_reenact.html Направления развития военно-исторической реконструкции В.В. Хабаров (Казань) Реконструктор №7, стр. 2-5
11. Эксперимент — http://ru.wikipedia.org/wiki/Эксперимент
12. Савинов М.А. (Михалка Белозерский). Реконструкция для самых маленьких.
13. Соболев В.Ю. «Проблемы изучения раннего этапа древнерусской погребальной культуры на западе Новгородской земли» http://nwae.spbu.ru/?0-210
14. Никольский А.Б. «Методологические проблемы исторической» реконструкции http://www.newchrono.ru/prcv/doklad/methodology.htm
15. Александр Быков «Историческая реконструкция. Проблемы и решения