5 марта 1953 года в возрасте 74 лет на Ближней даче умер Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили). Как на это событие отреагировали современники – выдержки из воспоминаний.
Авторы материала: Григорий Конников, Марта Виноградова, Ангелина Скрыпникова, Анастасия Беляева, Ольга Мельман

 

Похороны Сталина (фото)

Похороны Сталина: фото из открытых источников


Самуил Конников, член-корреспондент РАН.

— Что было в день смерти Сталина?

Нас собрали в актовом зале для панихиды. Стояли учителя, дети — плакали. И я плакал. Как же, Сталин умер?! Это же трагедия, потому что все было связано с именем Сталина. Мы другого и не знали. И победа в войне, конечно же. Был фильм «Падение Берлина» — там Иосиф Виссарионович предстал во всей своей красе. Жуков Жуковым, а там Сталин все сделал, все победы — его заслуга. И мы так считали. Смотрели фильм и восхищались. Дома же папа мой сказал только одно, когда Сталин умер, маме: «Слава богу, хозяин умер». Его так и называли, не только мой папа. В доме у меня не плакали по Сталину.

— В какой школе вы учились?

— Я учился в мужской школе №181. Это очень тяжело было. 6-й класс. Я сейчас помню даже этого мальчика. Сева такой был. Он меня донимал. «Жид, жид!», — больше ничего я от него не слышал… Он был большой, и я никак не мог ему ответить. Приходилось постоянно драться. «Стычка! Стычка!» — все кричали в туалете. Потому я и пошел потом на борьбу, чтобы себя защищать.

Еще один парень меня донимал — не помню, как его зовут… Я не хотел с ним драться в школе, потому что у него были дружки. Я пошел к нему домой, позвонил в квартиру. Как только он появился в дверном проеме, я повалил его и стал бить. Я даже удивился — он мне не отомстил. Он обалдел от моей наглости.

…Был государственный антисемитизм. Но это я сейчас так думаю. А тогда я не понимал. Была драка, и все. Это было очень часто. Я шел в школу и знал, что опять будет стычка.

Дело врачей усугубило мое положение. Дети спрашивали учительницу: «Не дадут врачам-евреям лечить Сталина?» А она отвечала: «Не беспокойтесь, дети, не дадут Сталина лечить евреям».

Это было очень тяжелое время для меня — до 8 класса. А в 8 классе, в 1954 году, меня перевели в школу №190, там уже были и мальчики, и девочки. Все изменилось, и мне стало там нормально.

— А было обсуждение Сталина в семье после того, как Хрущёв подверг критике культ личности?

— Осудили Сталина, стали возвращаться люди из лагерей… Наш какой-то родственник вернулся спустя 25 лет. Но как-то не обсуждали. Даже сам удивляюсь, что не придавали этому как будто значение. Так мне казалось…

Фото советской школы

Школа. 3 класс (Самуил Конников в нижнем ряду — третий слева). Фото из семейного архива


Ирина Вербловская, петербургский краевед.

— Сталин умер, когда вы учились на третьем курсе, и вы отправились на его похороны. Зачем?

— Я же была современницей! Это было интересно! Неужели я могла сидеть и просто в стенку смотреть, когда происходят такие события? Через много лет, когда я сделала экскурсию про Федора Ивановича Тютчева, то нашла у него высказывание про то, что он никогда не был бы на сцене, но всегда был бы в первом ряду — можно сказать, что поездка на похороны Сталина как раз про это.

Волею случая нам удалось пройти в зал, где был выставлен его гроб. Я обратила внимание на его густые и почему-то совершенно желтые брови. Может, оттого, что он много курил трубку…

Еще я помню впечатление раньше, когда ему исполнилось 70 лет в 1949 году и где-то в кинохронике (тогда перед всяким фильмом в кино показывали кинохронику) я увидела кадры с ним, на которых он напомнил мне византийского императора. Он сидел молча и от него исходило чувство мощи и недоброжелательности. Помню, остался очень неприятный осадок. Но вслух я тогда нигде этого не произносила. В то время к самому Сталину я относилась с уважением и страхом.

А 1950-е были очень интересным временем. В 1953 году рухнула система, а в 1956 году объявили, как Галич потом написал: «Оказался наш Отец, не отцом, а сукою» …

— Вы думали, что будет со страной после смерти вождя?

— Ничего нельзя было предугадать, было страшно. В принципе, страшно было и при Сталине, было ощущение, что у стен есть уши, мы даже дома боялись что-то обсуждать с родными и близкими. Дело врачей, например, хотя оно было вопиюще несправедливым… Но вот после смерти Сталина настала абсолютная неизвестность, которая тоже пугала.

Ирина Вербловская 1960 г.

Ирина Вербловская 1960 г., будущий краевед. Фото из семейного архива


Елена Мамикова, участник войны, награждена медалями: «За оборону Ленинграда» и «За боевые заслуги».

— Когда умер Сталин, вы ездили на похороны?— Я не ездила. У нас одна девочка ездила, которая в институте училась.

— А что вы почувствовали, когда умер Сталин?

— Когда умирают высокие люди, все в шоке. Я не знаю, как вы, а я всегда плачу, мне всегда жалко… Я очень Кирова любила. Мы с мамой на демонстрации ходили в те годы. До сих пор его жалею, что его Николаев убил.

— Вы Сталина как человека жалели? Но ведь Ленинград так пострадал от Сталина, было «Ленинградское дело»…

— Когда я узнала о «Ленинградском деле», то почувствовала недоумение. Это дело воспринималось как ошибка. Никто не верил, что Сталин об этом знал.

— Как вы относились к Сталину во время войны и позднее?

— Никаких сомнений в Сталине у меня тогда не было. И я вступила в ряды коммунистической партии во время войны.

— Все ваше окружение было за Родину? За Сталина?

— Да. Все были патриотично настроены.

— А позднее что-то изменилось в вашем отношении к Сталину?

— Политикой мы не занимались, вообще об этом дома не разговаривали. Понимаете, какую-то семью коснулись репрессии, а какую-то нет. А когда я вышла замуж за Бориса, то мы узнали о репрессиях в его семье. Это было грустно. Никому не могли нравиться несправедливости, конечно.

Но Сталин был человек, который наводил порядок, в его время никакого хулиганства не было. До войны и в период войны Сталин был как бы праведным человеком, символом победы…

Волейбол во Второй Мировой Войне

Волейбольная команда 282 эвакогоспиталя. Лодзь, июнь 1945. Елена Мамикова — 3-я справа. Фото из семейного архива


Арина Архипова-Богданова, литературовед.

— Победа в войне изменила отношение к Сталину?

В нашей семье отношение не поменялось, хотя многие люди, действительно, после победы стали его уважать. Но это всем быстро надоело, начал развиваться культ, и никто к этому всерьез не относился из моего окружения. Однажды я спросила папу: «Ты когда-нибудь кого-нибудь ненавидел?» Он сказал: «Сталина». А папа же был военный офицер и часто ходил на всякие собрания, где надо вставать и хлопать вождю. Он рассказывал, что вставал, но никогда не хлопал, а держал кукиш в кармане. Но когда Сталин умер, я плакала.

— Почему?

Это были ужасные дни и ужасное настроение. По радио были только соболезнования и траурная музыка. Все кругом плакали. Настроение у всех было очень подавленное, даже у моего папы. Я его спрашивала: «Ты-то почему расстроен, ты же его ненавидишь?» А он говорил, что боится, что дальше станет хуже. Хотя непонятно, куда могло быть хуже.

Ну, вот и я тоже поддалась этой общей тревоге. Потому и плакала.

…Война началась, конечно, благодаря Сталину. Надо было дружить не с Гитлером, а с англичанами. И тогда никакой войны вообще могло бы не быть. И я не верю, что для Сталина эта война была громом среди ясного неба. Но я отдаю ему должное за то, что 7 ноября он провёл на Красной площади парад. Все бежали, в Москве была жуткая паника, а Сталин не уехал. Кроме того, он потом, после 1941 года допустил в командование умных людей. Он не был дурак. Так что какие-то вещи он смог сделать, хотя никто не спорит, что он злодей.

Похороны Сталина

Похороны Сталина: фото из открытых источников


Вера Сомина, театровед.

— В первом или втором классе со мной за партой сидела очень высокая девочка, Валя Лебедева, и она плохо училась, а я в первых классах училась очень хорошо, не то, чтобы старалась, просто память была очень хорошая. И наша учительница, очень симпатичная, но говорит дикую чушь этой Вале: «Ты получаешь одну двойку, вторую, третью, одну за другой, всё двойки. А товарищ Сталин в Кремле не спит, и думает: вот там Валя Лебедева…». А я смотрю и думаю: неужели товарищу Сталину больше не о чем думать, как о Валькиных двойках, или учительница наша ему доложила, что ли?..

…Мама считала, что у этого Кузнецова (первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) в 1945—1946 гг., расстрелян в 1950-м – ред.) были великие заслуги. А у Иосифа Виссарионовича уж явно заслуг перед Ленинградом не было, кроме фактически организованной по его вине блокады. Правда, об этом тогда не говорили. Не знали просто. Хотя и догадывались.

Вера Сомина в юности - будущий театровед

Вера Сомина в юности — будущий театровед. Фото из семейного архива


Михаил Анолик, Марина Петрова. Из воспоминаний о детстве в коммунальной квартире №2 в переулке Гривцова, д. 6.

— В день похорон Сталина Миша с одноклассником Юрой Минкиным пошли на Дворцовую площадь. Перелезая через ограду Александровского сада, в давке, Минкин напоролся на пику и порвал пальто, за что его ждало неминуемое наказание. Миша отвел его к тете Нюре, сестре матери, которая была портнихой. Тетя Нюра мастерски зашила дырку, так что родители Минкина ничего не заметили…

Как в нашем детском сознании отразились важнейшие события сталинской эпохи?

Во время девальвации 1948 года у семьи Аноликов обесценилось 7000 рублей. Паша послала Отца положить их в сберкассу, но Отец остановился почитать газету, а тем временем закрыли все сберкассы: сначала на обед, а потом насовсем. Паша еще долго пилила Отца за эту оплошность.

«Дело врачей» вызвало всплеск бытового антисемитизма. У Отца была ярко выраженная еврейская внешность и, вдобавок, золотые зубы. С ним было несколько инцидентов на улице и в трамвае. Тогда многие евреи русифицировали свои имена и отчества. Отчество Отца было Моисеевич, и сына назвали в часть деда, но русифицировали в Мишу. Дядюшка Яков узнал настоящее имя своей жены только в родильном доме, когда он справился, кого родила Куперман Ася Марковна. Ему ответили, что такой нет, а есть — Куперман Эсфирь Мордуховна.

Из восьми взрослых мужчин, проживавших в квартире в течение 1939—1955 годов, погибло двое, а пятеро отсидели разные сроки. Такова была плата за наше счастливое детство.

Старая квартира

Старая квартира со множеством жильцов


Понравился материал? Поддержи развитие проекта

🌟СТАРКА🌟  Общероссийская Этнографо-Археологическая Экспедиция,

и интересных публикаций станет больше!